Как печатная книга завоевала мир?

big-22549

XV век — это время утверждения в Европе идеалов Возрождения, пришедших из Италии, когда стремительно стали набирать силу искусства, архитектура, науки, литература, инженерное дело. Да и сами люди теперь словно бы стали совсем иными, чем в пору Средневековья, — пытливее, любознательнее, восприимчивее ко всему новому.

Ум человека Возрождения жаждал знаний, новых идей, а кроме того, он и своими собственными знаниями желал делиться со всеми. Ничто, конечно, не могло бы удовлетворить потребность в этом лучше, чем книги, выпускаемые большими тиражами и потому доступные уже не только избранным, как прежде, но и более широкому кругу людей.


Правда, и манускрипты еще некоторое время не сдавали позиций, как и книжки, отпечатанные трудоемким ксилографическим способом, но мастера книжного дела быстро оценили все преимущества изобретения Иоганна Гутенберга.

Увы, судьба самого изобретателя сложилась не очень-то счастливо. Свои опыты по книгопечатанию он проводил на деньги, взятые в долг, и затем долго судился с кредитором, богатым майнцским купцом Иоганном Фустом. В конце концов суд постановил передать станок и изготовленные Гутенберго наборы шрифтов Фусту, который вдобавок распустил слух, что именно он-то и был истинным автором изобретения. Да и после смерти Гутенберга, последовавшей в 1468 году» его великое изобретение не раз приписывали другим людям.

Утверждалось, например, что наборный принцип печати изобрел голландец Лауренс Костер, живший в городе Гарлеме. Или Жан Брито, житель города Брюгге. Или итальянец Памфилио Костальди… Все они жили в одно время с Гутенбергом и действительно пробовали усовершенствовать рукописный и ксилографический способы изготовления книг.

Однако кропотливые исследования историков не оставляют сомнений: первым, кто осуществил идею печатного набора на практике, бесспорно, был Иоганн Гутенберг. Те все, кому приписывали первенство, стали использовать этот принцип уже после него.

Тем не менее число претендентов на славу европейского первопечатника лишь подтверждает тот факт, что сама идея великого изобретения в ту пору действительно носилась в воздухе. Час печатного станка, совершившего переворот в истории человечества, приближался. И, наконец, он настал.

Латинское слово incunabula можно перевести как «колыбель». Им называют теперь все книги самого раннего, «колыбельного» периода книгопечатания. Ученые условились считать таковым отрезок времени от появлении

Библии Гутенберга (примерно 1450—1455 годы) до 1 января 1501 года. За это время печатный станок, построенный Гутенбергом, безоговорочно завоевал Европу. Началось же его победное шествие еще при жизни самого изобретателя, причем немало сделали для этого некоторые подмастерья, работавшие вместе с Гутенбергом, а после суда с Фустом вынужденные уехать из Майнца в другие города и даже страны.

В 1465 году первая типография заработала в Италии, 3 года спустя — в Швейцарии. В 1470 году печатный способ производства книг появился на французской земле, в 1476 году — в Англии, в 1482 году — в Дании, а еще через 5 лет в Португалии.

К концу XV века в 69 европейских города постоянно работали больше 200 типографий. Всего, как подсчитали историки, во второй половине XV века в разное время книги печатали 1099 типографий в 246 городах. Некоторые из них уже были крупными предприятиями, имевшими больше десятка печатных станков. Всего было выпущено больше 40 тысяч различных книг, а их общий тираж составил почти 12 миллионов экземпляров. Средней же тираж одной книги составлял примерно 300 экземпляров, однако у некоторых изданий превышал тысячу.

К счастью, несмотря на все беды и войны, пережитые человечеством за прошедшие с тех пор века, до нашего времени дошла почти десятая часть всех инкунабул. И теперь мы можем судить и о том, что интересовало волновало человеческое общество пять с лишним веков назад, и как менялась и совершенствовалась сама книга.

Первые печатные книги издавались на латыни — официальном языке христианской церкви, — но уже в 1466 году ученик Гутенберга Иоганн Ментелин отпечатал в Страсбурге Библию на немецком языке. В дальнейшем типографы стали печатать книги и на многих других европейских языках. Однако религиозная литература составила почти треть всех инкунабул. Среди них не только многочисленные издания Библии, но и труды ученых-богословов, например Аврелия Августина, жившего в IV-V веках.

Подобно византийским скрипторам, мастера книжного дела XV века принялись и за «переиздания» античных авторов. Их печатали как на языке оригиналов — древнегреческом и латыни, — так и в переводах на европейские языки. Особенно часто издавали «Одиссею» и «Илиаду» Гомера, «Энеиду» Вергилия, басни Эзопа.

В эпоху Возрождения очень популярны бы¬ли и труды античных ученых, философов и историков: Аристотеля, Платона, Сократа, Геродота и многих других. В Венеции в 1472 году издали «Естественную историю» Плиния Старшего — огромный труд, представляющий собой энциклопедию всех естественнонаучных знаний античности.

В другой итальянском городе — Болонье — в 1477 году появилось на латинском языке издание «Руководства по географии» Клавдия Птолемея, снабженное составленными этим ученым еще во II веке нашей эры картами мира. Появлению этих карт самых точных и совершенных за всю историю античной науки, способствовал особый интерес европейцев того времени к географии, ведь Европа уже стояла на пороге грядущих великих географических открытий, начавшихся с плавания Христофора Колумба в 1492 году. Кстати говоря, в 1493 году в Барселоне была отпечатана книга, в которой рассказывалось, как великий адмирал открыл берега «Восточной Индии», каковой еще долго считалась Америка.

Читателей XV века интересовали также книги по архитектуре, музыке, медицине, военному и инженерному делу, зоологии, ботанике. Появились и кулинарные рецепты, политические памфлеты, астрологические предсказания, словари, учебники, самым популярным из которых стала латинская грамматика Элия Доната, переиздававшаяся 365 раз. Разумеется, издавались и литературные произведения европейских авторов: «Божественная комедия» Данте и «Декамерон» Боккаччо итальянцев, «Корабль дураков» немецкого писателя Бранта, «Кентерберийские рассказы» англичанина Чосера и многие другие.

Печатным способом распространялись теперь и все сведения о последних технических достижениях своего времени. Они быстро становились всеобщим достоянием. А печатание книг — полиграфия — стало самостоятельной технической отраслью. С течением времени здесь появлялись свои открытия и изобретения, позволяющие совершенствовать технологический процесс и изготавливать книги быстрее и большими тиражами.

Comments are closed.